rectificat: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] maria_trufanova в Михаил, Оля и Егорка
Проект "Ровесники". Часть третья. Ребята, очень приятно было с вами познакомиться!


фотосет )
rectificat: (Default)

У деда дедушки Толи – Семена Кузьмина была жена Агафья и четверо детей: Матрёша, Татьяна, Иван и Елена. Жили они в деревне Сапегино Кармановского района Подъёлковского сельсовета. У Матрёши – дочь Вера, живёт в Болшево. У Татьяны – дочь Катя, живёт в Одинцовской районе. У Елены было много детей, но они умирали в младенчестве от поноса и рвоты; выжили Раиса, Слава и Валя, которые тоже жили в Болшево.

Иван, мой прадед, был женат на Григорьевой Марии, которая родилась в 1902 году в деревне Грабельки, и отец которой – Григорий – имел в Москве какое-то дело, связанное с кожей. Сам Иван родился в 1900 году в Сапегино, женился тоже там. Потом он уехал в Москву работать, через некоторое время к нему приехала и жена. Жили в землянке рядом с речкой Копытовкой. А Агафья с дочерьми осталась в деревне, но потом Елена тоже приехала и отвоевала полкомнаты.

В 1933 году Иван попал под электричку, но говорили, что его убили и бросили под электричку на Яузе, а документы подбросили в Сокольниках. И сделали это его друзья, которые потом скрылись. В это время тёте Зине было 6 лет (сестра дедушки Толи).

Агафья умерла в Сапегино в Бане, когда немцы пришли. Во время войны деревню сожгли и Толя, который тогда там жил вместе с Матрёшей, ходил побирался, дрова колол, а после освобождения прислал т. Зине и маме открытку. И мама его забрала. Т. Зина в 1943 уезжала на Донбас.

Вообще, в деревне жили достаточно хорошо: 2 коровы было, лошадь...

После войны так и жили в Москве возле завода (тогда это был ацетиленовый завод РАгаз). Дедушка Толя пошёл работать на завод (к этому времени он стал заводом спецавтомашин) и семья переехала в заводской дом двухэтажный, где каждому рабочему давали по комнате.

Это я записал со слов т. Зины зимой 2001 г.

                                                                                                                        

rectificat: (Default)
Когда я был маленьким, я удивлялся, что взрослые очень часто говорят, как они устали. Я им: "Пойдем в зоопарк!", — например. А они: "Мы устали". Я думаю: "Ну ладно, сегодня — суббота, пусть отдохнут, а в зоопарк завтра пойдем". А завтра — тоже самое, и я недоумевал, в чем же дело. Теперь я вырос. Теперь я знаю, что дело — в недостатке силы. У детей она есть, а взрослые тратят ее непонятно на что.
rectificat: (Default)
Баю-бай, баю-бай
Твой отец — калабай
Мать твоя — пышка
На улицу вышла
На камушек села
Два яблочка съела
Два яблочка съела
Еще захотела

Куколка, барынька
Куда ты лятала?
Куда ты лятала,
Чего ты видала?
Ко Семену в гости
Что Семен делал?
Грамотку пишет
На девицу дышит

Девица, девица
Сходи по водицу
Я боюсь морозу
Мороз на рябине
Волк на болоте
Яица морозит

Села баба на барана
Поехала по горам
На высоком мосте
Встретилися гости
Стой, баба, не беги,
Отдай наши пироги
С луком, с перцем
Да с собачьим херцем

Пироги-то — сыры
Роди, девка, сына
Сына Максима
Четыре аршина...

* Оказывает на детей гипнотическое действие
rectificat: (knight)
Когда я был маленьким, к нам в гости приехала тетя Оля с Янкой. Взрослые о чем-то разговаривали, мы с Янкой во что-то играли. В красной пластмассовой плошке мы готовили кашу из обрывков бумаги и воды. И так это было увлекательно, что мы не заметили, как стемнело и пришло время ложиться спать. Утром, когда я проснулся, каша исчезла...

— А мы ее выбросили, — ответила Янка.
— Но почему?
— А она протухла! Фу...

Как это она могла протухнуть? Тем более за ночь. Вода могла частично испариться, бумага — слипнуться и пожелтеть. Но ведь все можно было перемешать, и от этого каша стала бы только лучше. Нет. Она решительно не могла протухнуть! Я понимаю, что такая каша — вещь бесполезная, что ее рано или поздно пришлось бы выбросить, что наступил новый день и можно придумать что-то новенькое, но в игру-то мы так и не доиграли.

Сознание — это такая же каша, которую не довелось увидеть, только вместо обрывков бумаги там замешаны обрывки мыслей. Что такое хорошо и что такое плохо, будь готов, не убий, патриархально-общинный строй, люди длинной воли, Бег иноходца, психологические типы, табула раса, быть или не быть, учиться, учиться и учиться, ходил перед Богом, мертвые сраму не имут, знаю что ничего не знаю, пирамида потребностей, пассионарность, музыка сфер, Большой взрыв, София, примативность, четыре благородные истины, болезнь к смерти, безупречность, желание получать, отрицание Дао, стяжание Святаго Духа, карта не территория, занесла Нелегкая
rectificat: (Default)
Тело - это как будто бы запотевшее стекло, на котором капельки воды - ощущения. И вот ты скользишь по ним своим вниманием - то есть проводишь рукой по стеклу - и уже, казалось бы, можно увидеть что там, на другой стороне... Смотришь, а там - темно.

А почему темно - не известно. Может быть, потому что там еще ночь. А может быть, потому что там ничего нет. Или потому, что стекло темное. Или же это вообще не стекло, а, например, зеркало.

Так или иначе, отсутствие ощущений завораживает :-)
rectificat: (knight)
Никогда неунывающая [livejournal.com profile] nierica подписала меня на флешмоб, ну а я подумал - почему бы и нет :-)) так что вот:

я наступил на ногу депутату Государственной Думы, а он заорал
я потрогал патриарха Алексия за его белую и мягкую руку, когда тот приезжал в Пафнутьево-Боровский монастырь
я давал взятки: один раз ментам - бутылку водки, второй раз налоговому инспектору - батон сырокопченой колбасы
я загорел как следует только один раз
я плавал вместе со стаей головастиков и чуть было не утонул из-за этого
я ел кузнечиков и муравьиные жопы
я слышал как поет Зыкина
я видел как какает бегемот


Однако выбирать жертв я отказываюсь. Пусть сами выбираются, если хотят, ибо нефиг! - не маленькие.
rectificat: (Default)
Давно это было. Даже бабушка моя еще не родилась. Была свадьба в другом селе, все туда и поехали. А в это время в Русиново случился пожар.

Матренка Чистякова, что жила в доме между нынешними домами Соловьевых и Фоминовых, взяла да и подожгла какой-то один из них. А почему подожгла? - поссорилась. И что это у них за повадки такие были - поджигать, я прямо не знаю. Но вот через несколько лет сын Петюнчика Леон наш, кстати, родственничек - бабушкин троюродный брат - поджег амбар с зерном, где на чердаке была Митина голубятня, и опять пол деревни выгорело. А когда горит дом, от него такой жар идет, что сделать ничего нельзя, только стоишь и смотришь, как поднимается вверх от крыши огненный клубок и переносится на соседний дом, а потом на другой, на третий...

Ну так вот, была свадьба, и пришел кто-то и говорит: "Вы тут гуляете, а Русиново горело". Тогда быстро собрались, приехали, а от дома одни трубы остались. Не сгорела скотина, потому что была в поле, и погреб - ветер дул в другую сторону. Ну что делать? Накосили осоки, сделали шалаш и там жили. Потом стали думать, как строить дом. Нарубили леса, распилили на доски в Башкино. Доски - длинные, поэтому клали их одним концом на сани, другим - на подсанок, так и везли. Когда переезжали железную дорогу, Егор Николаевич, прабабушкин отец, переехал и поехал дальше, а у Петра Ивановича, отца прадедушки, подсанок застрял. Проехал поезд, сани сломались, доски разлетелись, лошадь поволокло.

Дома ждали, ждали.. никого нет, и тут пришла лошадь: челюсть сломана, губы порваны, язык висит. Стали ее лечить. Потом и Петр Иванович пришел, плачет: "Мы под поезд попали". На лошади работать нельзя уже было, купили у Махровых жеребенка, так и назвали - Махром, долго он у нас был.
rectificat: (Default)
Прошедшая недавно суббота оказалась очень долгим днем. Началось все еще в пятницу. После бильярдного клуба, который неожиданно рано закрылся, а мы так ни одной партии и не сыграли, решили ехать в Русиново этой ночью, а не утром, как планировали ранее. И поехали. И правильно сделали.

Что б никого не будить, домой решили не заезжать, а поехать сразу на речку, туда, где за плотиной должно быть глубоко. Но воду спустили, речка отступила, и мы остановились там, где раньше было дно. Из валяющихся кругом сухих деревьев развели большой костер, на котором потом и приготовили еду: шашлык из рыбы, кабачки. помидоры, вешенки... Таким образом мы встретили рассвет. А вот искупались мы уже в другом месте. На омуте.

Добравшись до дома обнаружили, что Машено здоровье пошатнулось. Она до этого была простужена, окончательно поправиться не успела, ну и утро на берегу реки не пошло ей на пользу. Взялся ее лечить. Выдал носки шерстяные и свитерок, таблетку аспирина, показал какие точки на лице надо натирать чудодейственным вьетнамским бальзамом, напоил чаем с медом и малиновым вареньем. После указанных процедур мы отправились спать. Меня, правда, разбудил телефонный звонок около полудня и с тех пор я больше дремал, чем спал, но все равно замечательно отдохнул. А вот Дима с Машей отоспались как следует, так, что Маша даже почти выздоровела.

Окончательно активизировавшись, мы позавтракали и отправились в лес. Перешли речку вброд, там где Коровий пляж, и на том берегу, под дубами, что возле родника... накурились :-) Далее я повел их в Жалынь, но в скором времени меня накрыло, и в Жалынь мы так и не попали, потому что заблудились. Зато мы прошли через овраг - там Дима продемонстрировал чудеса эквилибристики на бревне - потом через лесную поляну с высокой травой и большими кочками, через лес разного рода: то лиственный, то еловый. Наконец мы оказались в поле, изобилующем цветами и залитом солнечным светом, среди запахов, свежего ветра, стрекота кузнечиков и пения птиц. Оооо!

Пройдя какое-то время по опушке, мы остановились и долго играли в бадминтон. Я с Машей до 10, Дима с Машей до 15, я с Димой до 20. Судьей был тот, кто не играл, а устанавливал и менял правила по своему усмотрению. В это время мы начали потихоньку прикладываться к бутылке "Косогоров самогон", которую мы спиздили ночью в Перекрестке (По пути там мы продуктами закупались и среди прочего хотели приобрести этот самый самогон, потому что наш Арцах к тому времени уже давно кончился, так вот, одна милая девушка за рыбным прилавком, сообщила, что бутылку эту нам не продадут, потому что какими-то там правилами запрещено продавать крепкие напитки после определенного времени. Идиотизм!) Ближе к концу игры начался дождь. Было решено идти куда-нибудь и там развести костер. И мы пошли, но очень медленно, потому что то и дело останавливались и поедали землянику, которая была такая крупная и такая вкусная, что не поедать ее было просто невозможно. Однако земляники оказалось больше, чем мы смогли съесть, да и дождь все усиливался, поэтому пришлось уйти в лес.

Через некоторое время мы вышли к Николаевке, а потом к тому участку леса, что напротив дома. Костер развести не получилось. Никакой сухой бересты или чего другого не нашлось и газ в зажигалке почти кончился. Дождь, тем временем, все усиливался и усиливался и скоро превратился в ливень. Вся одежда насквозь промокла, и рюкзак промок, и то, что было в рюкзаке, промокло. Промокло все и вся кругом, дождь стоял стеной, из-за этого я совсем утратил видимость. Без очков я не видел, потому что весь день в них проходил, а глаза к этому привыкают, в очках же я не видел, потому что капли мешали. В капюшоне надо ходить или в шляпе. Речку переходили в одежде. А когда поднялись в горку и вышли на деревню, дождь кончился. :-))

Дома, переодевшись в сухие теплые вещи, растопили печку и приготовили в ней оставшиеся продукты, под которые допили самогон, и уже после полуночи, уехали в Москву. На все-провсе ушло около 24 часов. Бывает же! Я - счастлив.
rectificat: (gonsalves)
Вернулся :) Ну что могу сказать? Откуда ни возьмись выросло много новых вишен и все цветут - красота! Погода была шикарная, луна светилась как фонарь, звезды крутились как им положено. В таких обстоятельствах, да при хорошем настроении было переделано достаточно всяких нужных и не очень дел. Оборудовано новое укромное место для мангала, окружающее пространство засеяно травой. Перепилена смущающая глаз куча досок. Вырвано, выкорчевано, уничтожено несметное число бесполезных слив. Интересно мне знать, кто придумал подсечно-огневое земледелие. Как наши предки делали это, не имея при себе железных лопат, топоров, ломов? Или они все сплошь были Илья-Муромцами и дергали пни одной левой, или кабинетные ученые не отдупляют, ну или я чего-то не отдупляю О_о

За качественное выполнение всего вышеизложенного я получил в награду от природы некоторые штуки. Во-первых, из сухих стручков я выковырял много бобов черных с розовым, есть, правда, их нельзя, но на тарелке они смотрятся великолепно. Во-вторых, когда я колол дрова, в одном полене обнаружился клюв от Буратины в виде сучка, росшего от самого центра сквозь всю древесную толщу, и приобретшего, в связи с этим, небывалую плотность. Данное нерукотворное произведение искусства было извлечено мною на свободу, зашкурено и отшлифовано об шерстяное одеяло.

В прошлом году от изобилия яблок и ветра сломались две яблони, одна полностью, другая частично, их опилили. В этом году из оставшегося пня уже лезут молодые ветки. Ура! Это те самые яблони, на которых я провел много счастливых дней своего детства с братом Лёсиком, играя в корабль. На ветках были рычажки из проволоки, коробочка для ценных вещей, сделанная из сумки от фляжки из набора юного туриста, круглая резинка, за которую надо было тянуть и кричать "Ту-у-у" во время начала плавания и перед штормом. В разных частях яблонь были каюты и спальные места, а также кают-компания, где мы устраивали обеды огурцами, морковкой и иной заранее запасенной огородной снедью, ну и, конечно же, сочными, хрумкими и душистыми коричными яблоками... Так вот, оставшиеся ветви перепилили на дрова для шашлыка, а хворост я порубил и сжег. С каждой брошенной в огонь веткой всплывало все больше и больше воспоминаний, и столько их оказалось... что я почуствовал себя счастливым человеком и мне, почему-то, стало грустно. На этом же костре сгорели последние остатки чучела Василия.

Прилетел скворец. Весь вечер сидел, пел хвалебную песнь себе, махал крылышками, вертел хвостиком. И так здорово он это делал, что к нему одна за другой прилетели аж 4 подруги. Каждая заглянула в скворечник, заценила, так сказать, домашнюю обстановку, а он все пел, заливался, подруги же взяли и разлетелись.

Еще я пол покрасил в своей комнате, и еще всякое, но это уже - не интересно. По вечерам пил чай с мятой и листьями черной смородины и вел задушевные разговоры с бабушкой. А под конец ко мне приехали друзья, мы откушали свининки, хряпнули, еще кой-чего, гуляли всю ночь и утро. Было весело.
rectificat: (Default)
Стояла солнечная суббота, по яркому небу неторопливо плыли облака, настроение было чудесное и не очень хотелось расставаться, поэтому мы долго еще разговаривали о всяком, не спеша попивая Ессентуки-17.

Я разглядывал людей. Двое дядек возле ларька с бутылками "Балтики" в руках живенько дискутировали по вопросу "знаешь, чем они от нас отличаются?". Из метро вышел парень в кожаной куртке и на понтах, передернулся, достал телефон и начал в развалку прохаживаться, зыркая направо и налево; каждое его движение призвано было выразить мысль о том, что он - самый доминантный самец. Почти одновременно с двух сторон показались две пары, в первом случае, невысокого роста улыбающийся мужчина вел под ручку внушительных размеров улыбающуюся женщину на тонких ножках, похожую на Гурвинека, во втором - тщедушную женщину, страдающую болезнью Паркинсона, под ручку вел мужчина с необъятно тугим животом. Пузатый усадил свою спутницу в такси, кудрявый приобрел бутылку "Миллера", а может быть, "Рэдса", спрятал ее в карман своего коричневого плаща, снова улыбнулся, взял Гурвинека под руку и увел туда, откуда привел. Мимо сначала продефилировали две расфуфыренные коренастые девушки, потом прошла одна обыкновенная с хвостиком, ее милое лицо притянуло к себе мое внимание и оторвало от созерцания этого паноптикума.

Обсудив напоследок, кто такие метросексуалы (это - те, кто в метро прижимаются, и еще заправляют штаны в ботинки), мы распрощались и я поехал домой. После тяпницы голова стала немного тяжелей чем обычно, тутовый арцах здесь, конечно, не причем, но ведь после арцаха было еще кое-что, о чем я лучше промолчу, вот это кое-что, наверное, и было лишним. По пути я дочитал, начатый вчера замечательный фанфик.

Ни о каких микрушках и речи не шло, поэтому, выбравшись из подземелья, я пошел пешком вдоль леса, огороженного забором, мимо храма вмц. Анастасии Узорешительницы, возле которого суетились прихожане по случаю приближающегося вербного воскресения. Не могу понять, почему церкви называют храмами, мне это слово режет слух, мне кажется, что храмом можно назвать только деревянное строение. Перешел дорогу немного не доходя до гиблого места. Есть в Теплом Стане такое место, где постоянно случаются аварии, вот и небезызвестную Люду по прозвищу сосущая голова задавило здесь же несколько лет назад. На площадке перед школой встретил свою одноклассницу (в последнее время постоянно встречаю одноклассников и все они утверждают, что я повзрослел, хотелось бы мне знать, что они этим хотят сказать), поболтав немного и заценив, как ее отпрыск гоняет в футбол с папой, отправился дальше. Дорожка, ведущая к дому, оказалась перекрытой запертой на замок калиткой, это и хорошо - давно собирался узнать, где же тут в заборе проделали дырку. И дырка нашлась в том месте, где дорожка, ведущая к другой стороне дома, перекрывалась забором безо всякой калитки.

В моем старом дворе в этот ясный день среди пения птиц стояла красная пятерка, из которой доносилась бум-бум-бум музыка, а внутри сидела размалеванная деваха и курила. Не стенах теплушки были написаны слова "бомба", "миша", "SЕКС", "ЦСКА - ..." - каким эпитетом обозвали ЦСКА, я чего-то забыл. А на другой стороне была нарисована голая женщина без ног но с синими сиськами. И тут ко мне пришли воспоминания о том, как на крыше пристройки к этой теплушки я с моим другом Валеркой читал в пионерском журнале "Костер" рассказы про девятый легион и про какого-то бегемота. Собственно, ради фиксации вот этого самого воспоминания я начал сочинять эту запись и все предыдущее было не более чем затянувшимся вступлением. О_о
rectificat: (knight)
- О чем ты думаешь, когда одна?
- Обо всем думаю, особенно ночью, когда радио молчит, мысли всякие так и лезут в голову, лежишь и о чем только не передумаешь...
- А воспоминания вспоминаешь?
- Ну конечно, вспоминаю! Как училась, как работала, как была молодая...
- И как ты свою жизнь оцениваешь, какую бы отметку поставила бы сама себе?
- Четверку с плюсом =))
- А почему не пятерку?
- Да... могла бы больше сделать.
- А что тебе еще надо?
- Ну, пенсия была бы больше, вам бы лучше было..

О чем еще ее спросить?
rectificat: (Default)
У меня есть два режима существования - внешний и внутренний. Первый, это когда я растворяюсь в окружающем мире, а второй, - когда я вижу его как бы в иллюминаторе. Когда я в очках, все вокруг - четкое и разнообразное, я смотрю туда и сюда: листья, ветки, камушки, трещины на асфальте, птицы, выражения лиц, бирюльки на одежде, надписи. Особенно надписи, особенно на вывесках. Когда я смотрю на вывеску, я вижу ее изнутри, я вижу как и из чего она была сделана, один взгляд - и я уже вообразил работу художника, плоттерщика, стеклодува, сварщика, макетчиков и монтажников, - целый эшелон мыслей вплоть до того, как отмазывался менеджер перед заказчиком за вот этот косяк и за вон тот. Когда же суета надоедает, достаточно только снять очки, и уже все теряет индивидуальность, мелочи отходят на второй план, все вещи предстают в обобщенном виде, ничто почти не отвлекает от потока мыслей, не надо вертеть головой. Идешь себе и думаешь о чем тебе хочется...

Сегодня весь день шел дождь. Серое небо, серые люди, серый город, рыхлые комья снега, наледь, бычки, пластиковые бутылки, обертки от сникерсов - это не имеет никакого значения, когда идешь без очков, а во внутреннем кармане у тебя лежит конверт, а в конверте - письмо. Были праздники, по праздникам почта не работает, после праздников не известно, как она работает, короче, письмо я получил только сейчас. Как бы его открыть и поскорей прочитать, да так что бы не намочить...

...К моему дому можно подобраться разными путями. Я решил идти дворами. Бывший ресторан Тбилисси, около которого всю жизнь валялись разбитые бутылки, вот и сейчас там, за углом наверняка валяются. Детский садик. Место сгоревшего магазина, в котором я когда-то купил свой первый компьютерный столик. Общаги, в этот подъезд я ходил на продленку. Южные тополя. Школа. Вот - флагшток, вот тут была линейка, вот тут все срезали углы на физкультуре, а я не срезал, вот тут мы дрались, вон там - моя береза, а вон коробка, раньше ее всегда заливали. Вход в подвал на замке. Горка, когда-то она была круче. А вот тут мы выбивали ковры. Почему все воспоминания кажутся грустными? Когда они совсем не грустные! Они - хорошие и добрые, но вызывают только легкую задумчивую улыбку. Наверное, это от умиротворения.

А еще сегодня в меня врезалась шедшая навстречу пьяная женщина, а врезавшись, некоторое время пыталась сконцентрироваться, потом сфокусироваться, а еще потом чего-то даже сказала, чего-то такое совсем не вразумительное. А около моего старого дома резвились дети лет двенадцати; один куда-то бежал, другой кричал "Пойдем! Пойдем!" и толкался, третий упирался и кричал "Мне похуй!". А в лифте со мной до 12 этажа ехала высокая девушка с утомленным лицом и мелкими капельками дождя в пушистой оторочке капюшона.
rectificat: (knight)
Вчера утром нашел на кухне блокнот с записями стихов бабушкиным почерком (у бабушки очень красивый и кучерявый почерк), бабушка показала, что стихи эти записывала давным давно просто так, потому что они - хорошие. Дала почитать :-)

Вечером бабушка решила проблему с трехлитровой банкой заплесневевшего яблочного пюре. Проблема была в том, что банку надо бы выбросить, но ведь, падая с 14 этажа, она неминуемо разобьется и засохатит весь мусоропровод. Бабушка упаковала банку в три полиэтиленовых пакета, бросила, послушала. Банка благополучно разбилась, о чем бабушка мне тут же с довольным видом и доложила.

Вообще надо отметить, что бабушка, переехав ко мне, внесла в мою жизнь заметное разнообразие. Вроде бы человек близкий, любящий и любимый, но ужиться вместе на одной территории совсем не просто. Надо прилагать некоторые усилия, где-то настаивать, где-то уступать, и это все - жутко интересно.

Сегодня с бабушкой случился пароксизм мерцательной аритмии %) сердечный приступ, короче. Приехала скорая, сделали укол, решили увести в реанимацию, что бы избежать предынфарктного состояния, увезли. Что теперь будет?
rectificat: (Geddes)
Знаете, что я недавно нашел? Хе-хе! Я нашел конвертик с письмами, которые я писал родителям из пионерского лагеря 20 лет назад! =)))
Read more... )
rectificat: (knight)
Копаю, значит, я траншею у себя в деревне. Неподалеку встречаются два дедули для традиционного совместного вечернего времяпрепровождения. Поздоровались, подошли ко мне, посочувствовали - какой грунт плохой, один щебень! А потом один спрашивает другого, нарочито громко так:

- Ну, куда пойдем?
- Пойдем в Николаевку на блядки!
- Я тебе по секрету скажу... через речку-то моста нет.
- А мы вплавь!
- Не-е, холодно! Неохота яйца красить.
- Ну пойдем ко мне на лавку посидим...
rectificat: (Default)
Я проснулся в несусветную рань и поехал по делам. Утро, как и мое настроение, заодно с самочувствием, было пасмурно-хмурым. В воздухе колебалось нечто среднее между моросящим дождичком и завесой смога. На остановке злые сограждане морщили невыспавшиеся лица, затягиваясь первыми за день сигаретами, которые они прятали в кулачках. Но порывами ветра водяную пыль задувало и туда тоже, от чего бычки становились влажными, а дым – особенно едким и пахучим. Гудящие и подбибикивающие машины испускали тошнотворные выхлопы, которые, смешавшись с туманом, оставались висеть здесь же – у земли. Меня трясло, знобило, бросало в жар, мутило, болела голова, болел желудок, слипалось во рту, а в перспективе меня ожидало душное громыхающее метро.

Я сидел на крайнем месте около дверей, согнувшись, положив сумку на колени, а локти на сумку, и наблюдал за катавшейся по вагону пивной бутылкой. Бутылка ударялась то об дверь, то об чьи-то ботинки, крутилась, подпрыгивала на швах, а потом вдруг остановилась посреди прохода и замерла. Удивительным образом она нашла равновесное положение и, будто приклеившись к полу, даже и не собиралась шевелиться. Она осталась на месте, когда поезд начал тормозить, и когда он, остановившись, вздрогнул, и когда открылись двери и повалил народ, и когда поезд трогался, и разгонялся, и ехал до следующей станции, – все это время она неподвижно лежала в гуще туфель, туфелек, сапог и кроссовок. Ни одна нога не задела и не пнула бутылку, даже обутые в гриндора или берцы ножищи ее не тронули. На станции люди вставали, выходили, входили, протискивались, а бутылка все лежала и лежала на своем месте.

Так продолжалось некоторое время. Я уже решил, что лучше пропущу свою пересадку, что лучше доеду до конечной, но досмотрю чем кончится дело. В крайнем случае, я сам ее потрогаю, и если она – материальна, то ткну ее чем-нибудь. Но мне не пришлось пропускать пересадку и уж тем более ехать до конечной – все закончилось, и закончилось вот как. На очередной станции среди ног неожиданно появилась рука сухая и желтая, схватила бутылку и исчезла вместе с ней из поля моего зрения. А вместе с бутылкой исчезла тошнота и замутненность. Настроение и вслед за ним самочувствие резко улучшились. И потом, уже выйдя на улицу, я с удовольствие смотрел, как ветер кружит над лужами яркие листья.
rectificat: (Default)
Так. Некоторое время назад ко мне в большом объеме пришли воспоминания о пионерском лагере, в котором я провел значительную часть своего детства. Вспомнилось даже такое, что казалось уже совсем забылось. Несколько дней я сопротивлялся, но теперь графоманство во мне одержало верх, я признаю перед ним безоговорочную капитуляцию и приступаю к составлению… отчета что ли :-\

многа букв )
rectificat: (Default)
Смотрю вышеупомянутый кошмар...
По ходу замечаю множество интересных деталей. Вот таких:
- Девочка, которой не повезло первой (Тина), ведет активную и чрезвычайно эмоциональную сексуальную жизнь, это в ее-то 15 лет, аж завидки берут.
- Увидев подозрительного типа в грязной одежде с аццким ликом и четырьмя внушительными бритвами на пальцах, герои фильма первым делом спрашивают: "Ты кто?"
- Все дети очень скрытны, хоть и друзья.
- Вторая девочка (Ненси) принимает ванну, ноги согнуты в коленях, колени высоко выступают из воды, то есть всему телу тепло, а коленкам нет, бр-р, как так можно?
- В каждом доме в шкафчике имеются таблетки "от сна".

Прикольный фильм. Но не в этом дело. Я неожиданно вспомнил, как, будучи в пионерском лагере, подробнейшим образом пересказывал все эти фильмы про мистера Крюгера мальчишкам из своей палаты. По-моему, им было интересно, и еще, кажется, из других палат приходили меня послушать, хотя уж не знаю каким я был рассказчиком, потому что никогда не запоминал имена и вместо Тина, Ненси и тд, говорил "беленькая", "темненькая", "другая темненькая", "подруга той беленькой"...

Profile

rectificat: (Default)
rectificat

January 2016

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios